Более четырёх лет назад в нашем клубе православных писателей «Родник», организованном при тульском храме Преподобного Сергия Радонежского, решили выпускать настенную газету «Песнь Родника». Готовясь к выпуску первого номера и работая над передовицей, я решил написать статью о русском слове. Вот что получилось:

Пусть торжествует великое русское слово!

«Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, — ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя — как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу! (И.С.Тургенев)

«Народ выражает себя всего полнее и вернее в языке своём…» (И.И. Срезневский, русский филолог-славист,19 век).

Русский язык, русская литература являются государственно-образующим фактором в нашей современной жизни. Без «Великого русского Слова» невозможно укрепить ни душу, ни мировоззрение нашего народа.

Именно в языке ярко выражены особенности национального сознания, духа, жизни и культуры современного общества.

Не случайно христианское учение гласит: «В начале было Слово, и Слово было Бог…» Язык наделён вечными и бытийными категориями. Мир, жизнь, благополучие, человеческие отношения, нравственность творятся Словом. Именно Слово управляет социальными формами жизни, сутью человеческой души, поступками, свершениями.

К сожалению, учёные-демографы высказывают сегодня тревожную мысль: в русском сознании есть тенденция пренебрежительно относиться к жизни вообще и к своей жизни – в частности. Через полвека россиян может стать вдвое меньше. Можно стремиться к модернизации в различных сферах нашей жизни, изобретать всякие инновационные проекты и заманчивые реформы, способствующие выходу из демографического кризиса. Но всё это безрезультатно до тех пор, пока люди не поймут, что пренебрежительное отношение к языку – недопустимо. Использование в СМИ нецензурной лексики, примитивно-пошлого языка, потворствующего массовому бескультурью и т.п. формирует в итоге и соответствующее качество и стиль жизни, сущность личности.

К. Паустовский, отвечая на вопрос о роли литературы в жизни, сказал: «Мы не знаем, что стало бы с миром, если бы её не было».

Общепризнанный факт – русская литература является главным вкладом России в мировую цивилизацию, «невещественным капиталом нации».

Ценность нашей словесности не только в красоте и неповторимости языка, но и в том, что русская литература поднимала самые сложные и важные для общества и человека духовно–нравственные и социальные вопросы о добре и зле, о смысле жизни, о совести, о подвиге и покаянии.

Но сегодня, как в трагическом 1941 году, тревожно актуально звучат стихотворные строки А. Ахматовой «И мы сохраним тебя, русская речь, Великое русское слово». Ведь русский язык – это язык интеллектуального и дружеского общения, язык творческого самовыражения и сотрудничества, язык русской литературы, имеющей статус мировой.

В эпоху тотальной глобализации, торжества власти чистогана, бездуховности и вседозволенности, как никогда, нужно бороться за повышение уровня культуры языка, за сохранение лексического богатства нашей речи, за возрождение любви к родному слову. Ведь только словом можно излечить душевную боль. Только словесные памятники остаются несокрушимыми на все времена. «На мировом погосте звучат лишь Письмена» (И.А.Бунин).

Давно известно, что «истинная любовь к своей стране немыслима без любви к своему языку» (П.А.Вяземский).

Как замечательно, что в России не только учёные-филологи, учителя-словесники и писатели «воюют» за русский язык и русскую литературу, но и все неравнодушные, любящие русское слово люди. Такие, например, которых объединяет тульский клуб православных писателей «Родник». Нам не безразлична судьба Отечества. Живое и выразительное художественное слово – наше оружие. В советской песне нашей молодости и детства звучал вопрос: «С чего начинается Родина?». Дальше следовал ответ: «С картинки в твоём букваре». А главными картинками букваря были и есть буквы, составляющие слова, а слова – это одежда наших мыслей.

Родина начинается с букваря, с родного языка, с письменного общения родных, друзей и близких. Пусть звучит, живёт, торжествует и окрыляет нас «великое русское слово»!

Руководитель клуба православных писателей «Родник», Владимир Алёшин.

Никакого писательского опыта у меня не было, так как я серьёзно занимаюсь в основном художественным словом и даже достиг определённых высот в этом деле, став лауреатом Всероссийского конкурса художественного слова. Перед размещением статьи в первом номере нашей газеты решил посоветоваться с одним из опытных тульских писателей нашего клуба Петром Загрядским. Через некоторое время получил от него вот такой отзыв на мою статью:

«Дорогой друг, многоуважаемый Владимир Сергеевич !

Я не имею ни физических, ни творческих сил по причине моей болезни. Иногда езжу в лес на короткие прогулки. Ни с кем не общаюсь. Читаю, но мало.

Дальнейшее пишу в расчёте на твоё милосердие, не могу не высказаться.

Прочёл твою статью о торжестве русского слова. Порадовался, и... опечалился, потому как увидел в авторе (как ты себя показал) лишь аккуратного законопослушного и восторженного педагога – чиновника, а не пристрастного наставника и политика. Поясняю: чтобы являться гособразующим фактором, язык и литература обязаны образовывать народ (речь о наших днях), что считается таковым, но не делается вовсе. Государство и народ – это большая разнородная семья, в которой обязан руководить мудрейший старейшина из числа коренного народа. Он обязан ежедневно побивать ложкой по лбу косноязычных сынов и внуков, допускающих умаление родного языка. Ведь, судя по эпиграфу, как может великий и могучий язык принимать, и допускать в печать или эфир, без перевода на чистый русский, осколки блатной, заумной и иностранной речи без отжима из неё лишнего и непонятного большинству русского населения.

В твоём тексте есть место, где говорится о низком массовом вкусе речи и письменности населения, а это значит, что старейшины в доме нет, или он обленился, или предался интересам иной Культуры, противной отечественной. Мы, в большинстве своём, говорим и общаемся на примитивно-пошлом языке тюрем, базаров и СМИ. У нас нет не только цензуры, но и первой необходимости – корректуры! Просмотрите литературные издания города – героя Тулы, альманахи последних лет: корректоров там давно нет. В лучшем случае дают отписку: «Печатается в авторской редакции», то есть признаётся право авторов на лингвистический беспредел !

Давным-давно пора возродить институт государственных корректоров во всех без исключения издательских органах России, с вручением их главам увесистой ложки, отсекающей напрочь худородный материал, не отвечающий категории словесности.

Мне не нравится приведенное тобой утверждение учёных – демографов о наплевательском отношении русских к жизни, как таковой. В основном, это утверждение не русских, а пришлых людей. Русских же людей, довели до безразличия к предстоящим периодам собственной жизни претенциозные горе-демократы, и особенно наглые, рано разжиревшие, «молодые демократы». Ответь мне, что делать сегодня в нашей стране престарелому русскому инвалиду, ставшему таковым по вине безответственного здравоохранения; выброшенному с работы по причине конверсии в оборонной промышленности на 24-ом году работы; оставленного на произвол судьбы без каких-либо акций, компенсаций; получившему отказ при устройстве на другую работу (по причине пенсионного возраста), которому предлагали лишь два выбора: работу дворником (это инвалиду!) или сторожем (с материальной ответственностью). Кроме того, у него нет накоплений, нет обеспеченных детей и родственников. У него нет денег на серьёзное лечение. Стиль его жизни, приобретённый за последние 20 лет - это волчья озлобленность, зубовный скрежет, никлые руки, лечебное пьянство и бессознательный, безысходный мат.

Вина ли это, если нас на старости лет, обессиленных, загнали в медвежий угол? Какие уж тут любовь и забота о языке и Культуре!». ( П. Загрядский.)

Ответ товарища по писательскому клубу меня слегка озадачил. Что же мне делать с моей статьёй, с готовящейся передовицей? Решил посоветоваться ещё с одним хорошо известным в России и за рубежом писателем из Москвы Л.Болеславским и отправил ему мою статью и реакцию П. Загрядского. С нетерпением ждал ответ из Москвы. Наконец получил ответ:

« Здравствуйте, Владимир! Вы просите меня высказаться по поводу Вашей статьи о русском языке, а также прокомментировать отзыв-критику Петра.

Выскажу своё личное мнение. Два текста, мне кажется, не противоречат друг другу в основном. Например, Вы пишете о том, что « в эпоху тотальной глобализации, торжества власти чистогана, бездуховности и вседозволенности, как никогда, нужно бороться за повышение уровня языковой культуры, за сохранение лексического богатства нашей речи, за возрождение любви к родному слову». Но разве не о том же пишет ваш критик, только более резко: «... он обязан ежедневно побивать ложкой косноязычных сынов и внуков, допускающих умаление родного языка»? Другое дело, наш язык, принимая некоторое количество иностранных слов, как бы переваривает их и делает своим достоянием. Пётр верно пишет о том, что в язык нагло вторгаются осколки блатной речи. Но – такова наша жизнь, в которой столько тюремного сленга. Тут, к сожалению, «постарались» Высоцкий, пошлый шансон и т.д. По ходу убивая саму русскую поэзию... Правда, её убить невозможно! Хоть многие говорят и общаются на « примитивно-пошлом языке тюрем, базаров и СМИ», как пишет Пётр. Но я не согласен с ним, что так говорят «в большинстве своём».

А вот о языковой цензуре, о корректорах он написал верно. Я о от души сочувствую Вашему критику, утратившему здоровье и добрый настрой. Понимаю его «волчью озлобленность, зубовный скрежет, никлые руки...бессознательный, безысходный мат». Но так хочется пожелать ему вместе со здоровьем христианского смирения и терпения, любви. Чаще обращаться к Новому Завету, к Христу... Пусть простит он меня за совет. Мне 77 лет, и это даёт мне некоторое право. Резкое неприятие у меня вызывают слова Петра: «Мне не нравится приведенное тобой утверждение учёных-демографов о наплевательском отношении русских к жизни, как таковой. В основном, это утверждение не русских, а пришлых людей». И дальше – о «горе-демократах», особенно молодых. Сразу хочу сказать, что русский – это русская культура и русский язык. Иначе, Ваш Пётр не примет Пушкина (эфиопская кровь), Лермонтова (шотландская или испанская),Тютчева (итальянская), Фета (еврейская или немецкая), величайшего русского поэта Н. Некрасова ( с польской кровью), Гоголя (украинская), Ахматову (татарская), Цветаеву (польская), Пастернака ( еврейская) ...Достаточно? А это – основа и гордость русской культуры и литературы. Могу добавить и Достоевского, и Герцена, и Надсона... Они, что – «пришлые»?

Слишком тенденциозно о коренном народе.

Евгений пишет, что эти «пришлые» и горе-демократы «русских же людей, ограбленных нынешним режимом , довели до безразличия к «предстоящим периодам собственной жизни». Только русских? .. И только не русские? Мне не нравится, что Ваш критик пишет о том, что увидел в Вас законопослушного чиновника, а не ... политика. Это не так. Ваша статья – прекрасна. Вы в ней дали основу, сказали о главном. В помощь были цитаты из великих. Нельзя не согласиться с утверждением, что «использование нецензурной лексики, примитивно-пошлого языка многих СМИ, потворствующих массовому вкусу и т.п., - в итоге формирует качество и стиль жизни, сущность личности». Я бы сказал: и наоборот! Жизнь формирует язык.

Что делать нам с Жизнью? На все вопросы отвечает Господь.»

Л.Болеславский.

После получения ответа от Л.Болеславского я принял окончательное решение ничего не менять в своей статье и первый выпуск нашей газеты состоялся с передовицей «Пусть торжествует великое русское слово»

В.Алёшин.